Очерки по истории компьютерной науки и техники в Украине



           

Очерки по истории компьютерной науки и техники в Украине - стр. 167


родителей, родственников, близких. Большинство студентов были
комсомольцами. То и дело проходили собрания, длившиеся иногда всю
ночь, по исключению из факультетской организации сыновей и дочерей
новоявленных "врагов народа". Мне предложили быть редактором стенной
газеты. Я дала согласие, поскольку также намеревалась стать
комсомолкой. Для утверждения пригласили на очередное собрание, где
надо было рассказать свою биографию.
 
Родители время от времени присылали мне денежные переводы. Их всегда
отправлял отец. На этот раз, перед самым собранием я получила перевод,
подписанный матерью. Побежала на переговорный пункт и узнала от нее
страшную весть...
 
На собрании сказала, что отца арестовали. Меня не стали расспрашивать.
Председательствующий был краток:
 
- Есть предложение отвести кандидатуру. Кто за?
 
- Единогласно!
 
На второй день вызвали в деканат:
 
- Ты исключена из университета!
 
- Кто подписал приказ?
 
- Ректор!
 
Мне было 17 лет, и я свято верила словам Сталина - "сын за отца не
отвечает". Придя к ректору я спросила:
 
- Разве есть закон, позволяющий исключить меня из института?
 
- Есть! - ответил ректор. - Телефонограмма народного комиссара
просвещения Затонского.
 
Я не поверила и пошла на прием к нему. Заняла очередь, отмечалась
несколько дней - список желающих попасть к народному комиссару был
огромный, и, наконец, стала четырнадцатой.
 
Когда пришла на следующий день, очереди не было, а кабинет Затонского
был опечатан. Мне сказали, что он оказался "врагом народа".
 
Попросила в университете вернуть документы и поехала в Овруч к старшей
сестре. Только здесь узнала, что мать тоже арестована. Она пыталась
доказать невиновность отца и принесла чекистам документы об его
участии в революционном движении. Обратно не вернулась. Ее, как и
отца, осудили на 10 лет тюремного заключения. Принесенные матерью
документы сожгли на ее глазах.



Содержание  Назад  Вперед